Санный Путь

Едем, едем, моя радость...

Ты этот человек

«…За то что не имел сострадания!» - такие слова Царь Давид сказал, объясняя свое желание покарать  человека, который вместо своей овечки зарезал для гостей чужую, единственную у его соседа, выкормленную не как скотину на убой, а как домашнее животное…  Не иметь сострадания к чужой привязанности, к чужому горю – действительно страшное преступление. Только, когда мы об этом говорим, как и царь Давид, мы часто не понимаем, что говорим о себе. «Ты этот человек» - ответил на слова царя пророк, ибо история об овечке была притчей, адресованной правителю и напоминавшей о его собственном поступке. «Ты этот человек» - пишет герой рассказа Станислава Лема своему старому учителю, и, признав свое преступление, тот кончает жизнь самоубийством. А самому пилоту Пирксу кто повторит эту фразу?..  Справедливость – жестокая вещь. 

В детективных рассказах о священнике, отце Брауне, замечательный английский философ Гилберт Кит Честертон, устами своего героя смиренно пытается напомнить, что зло может постучаться в душу каждого человека, и надо иметь мужество увидеть, как близко иногда мы стоим от страшного выбора. Хорошо, если мы выбрали добро, но это не дает нам права на чувство превосходства. Дай нам Бог и дальше поступать так же, судьба еще не раз поставит нас на грань непростого решения. Поэтому в наших российских детективах мне так страшно видеть в последнее время оправдание убийства, предательства, обмана, если его жертвой стал очень  богатый человек. Социальный заказ, что ли, у нашей литературы – возродить классовую ненависть? «Да они не настоящие люди, так, насекомые», - рассуждает одна очень авторитетная писательница. Они наслаждаются жизнью и не заслуживают нашего уважения... Невольно пришло на ум сравнение романов Достоевского и Диккенса. О, не слишком любимый мной Федор Михайлович обладал удивительной способностью вызвать сострадание к любому злодею (ну разве что кроме тех, что детишек мучают, их и Алеша Карамазов порывался сразу убить). А вот Диккенс особого сострадания к Уриям Хипам не испытывает. Однако, рисуя очень мрачными красками целую галерею карикатурно-отрицательных персонажей, сэр Чарльз никого из них не попускает в целях научного эксперимента ударить топором по голове. Не поднимается у него перо... И у его героев не поднимается рука. Потому что уже просвещенные времена, джентльмены! А уж в случае Домби и дочери — это просто манифест о том, что, зарабатывая (ибо именно так делаются настоящие, неслучайные богатства — трудом их владельцев), так вот, зарабатывая капиталы, легко утратить свежесть чувств, и долг близких — иметь сострадание... Неужели я прихожу к простодушной формулировке Карамзина: и крестьянки любить умеют. И богатые тоже плачут. И вообще — все люди! Не укладывается в голове, как легко в двадцать первом веке мы теряем сострадание на основании того, что человек очень богат, или он придерживается иных взглядов, или он иностранец и не любит нашу страну.

Мне очень жаль людей, которые не умеют почувствовать чужую боль, и я не желаю им никогда оказаться один на один с непреодолимой силой обстоятельств, которую древние называли Фатумом. Погром и самосуд — это стороны одного явления: идеи о том, что мы вправе решать, кто хорош или плох, кто прав или виноват. Кто нужен в этом мире, а кто нет. По справедливому комментарию великого гуманиста Джона Толкиена, если ты не можешь вернуть к жизни тех, кто заслуживает ее, не пытайся и лишить жизни тех, кто, по-твоему, не заслуживает. Сострадание остановило руку Бильбо и спасло Средиземье. И когда нам не жалко походя пнуть очередного Горлума, потому что он противен, ожесточен и строит козни, почему бы не ужаснуться самим себе и не напомнить: ты этот человек...

 

Комментарии  

 
0 #1 Казакевич Юлия 20.08.2015 06:08
Своевременный текст Жаль, что его никто не читает. Можно ли кнопку "Фейсбука " приделать?
Цитировать
 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

 
Joomla 1.5 Templates by Joomlashack